ПАРТИЯ ВЕТЕРАНОВ РОССИИ

Ветераны России, объединяйтесь!

Наболевшее

Видеоматериалы


НАШИ СОЮЗНИКИ

КОМИТЕТ ПО ДЕЛАМ ВОИНОВ - ИНТЕРНАЦИОНАЛИСТОВ

Союз казаков-воинов России и Зарубежья


Региональная общественная организация "Гражданско-правовой центр"


ФОНД СОЦИАЛЬНОЙ ПОДДЕРЖКИ ИНВАЛИДОВ, ВЕТЕРАНОВ И УЧАСТНИКОВ ВОЙН


ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО



ПАРТИЯ ВЕТЕРАНОВ РОССИЯ НАПРАВИЛА ОБРАЩЕНИЕ ПРЕДСЕДАТЕЛЮ СПЧ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РФ МИХАИЛУ ФЕДОТОВУ

 

ПРЕСС-РЕЛИЗ

07.05.2019 года

«Партия Ветеранов Россия направила обращение Председателю СПЧ при президенте РФ Михаилу Федотову с просьбой взять ситуацию с голодающим у здания Администрации Президента РФ майором запаса Валерием Скубак под личный контроль».

Текст обращения см.ниже.    

Ссылка на видео: https://youtu.be/Jof9ViCfvL4

 

Контактная информация для журналистов:

Центральный аппарат Партии

Тел.: +7(495) 607-33-86

e-mail: vpvr@veteransrussian.ru

www.veteransrussian.ru

 

Уважаемый Михаил Александрович!

 

            В настоящий момент бывший военнослужащий Вооружённых Сил Российской Федерации, майор запаса, Валерий Петрович Скубак проводит голодовку в знак протеста действий Министерства обороны РФ по отношению к нему. На данную крайнею форму протеста, длящуюся уже более 15 дней и проходящую в форме одиночного пикета возле комплекса зданий Администрации Президента России по адресу г.Москва, Старая площадь д.6, стр.1, В.П.Скубака подвигло его желание привлечь внимание к проблеме обеспечения жильём военнослужащих, выходящих в отставку по выслуге лет.

29 февраля 2016 года Валерий Скубак был уволен с военной службы по состоянию здоровья с правом ношения военной формы.

30.04.2019г. Владимира Скубака у подъезда №1 Администрации Президента России задержали и впоследствии доставили в ОМВД Китай-город сотрудники полиции. По итогу составления административного протокола у него была изъята военная форма. В гражданской одежде он вернулся к зданию Администрации Президента РФ продолжить одиночный пикет. 

            На основании проведённого Партией Ветеранов России анализа, в том числе по поступившим и поступающим обращениям в наш адрес, проблема в обеспечении жильём военнослужащих и сотрудников других силовых ведомств носит системный характер, т.к. не до конца проработана методологически, что не нашло достаточного законодательного закрепления на федеральном уровне и что, в свою очередь, ведёт к нарушению конституционного права данных граждан Российской Федерации на жилище (статья 40, Конституция Российской Федерации).

Основанием обращения Партии ветеранов России к Вам является обнаруженная нами неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации положения абзаца первого пункта 14 статьи 15 Федерального закона «О  статусе военнослужащих» №76-ФЗ от 27.05.1998 г., установившие такой порядок обеспечения жилым помещением военнослужащих определенных категорий, подлежащих увольнению с военной службы, при котором они не имеют права проходить военную службу до реализации их жилищных прав в зависимости от избранного ими постоянного места жительства.

Так в случае если избранное указанными военнослужащими постоянное место жительства совпадает с местом дислокации воинской части (местом увольнения с военной службы), то обеспечение их жилым помещением должно происходить до их увольнения с военной службы, указанные военнослужащие имеют право трудиться до реализации своих жилищных прав.

В случае же если указанные военнослужащие избрали постоянным местом жительства место (населенный пункт), отличное от места дислокации воинской части (места увольнения с военной службы), то обеспечение их жилым помещением может происходить после их увольнения с военной службы, указанные военнослужащие не имеют права трудиться до реализации своих жилищных прав.

В соответствии с частью 2 статьи 59 Конституции Российской Федерации гражданин несет военную службу в соответствии с федеральным законом.

Порядок прохождения военной службы определен рядом федеральных законов, в число которых входят Федеральный закон «О воинской обязанности и военной службе» №53-ФЗ от 28 марта 1998 г. и Федеральный закон «О статусе военнослужащих» № 76-ФЗ от 27 мая 1998 г.

Вопросы, связанные с реализацией военнослужащими права на труд и обеспечением их жилыми помещениями, были предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации (пункт 2 мотивировочной части Определения Конституционного Суда РФ от 01 ноября 2007г. №721-О-О). 

В Определениях №322-О от 30 сентября 2004 г. и № 721-О-О от 01 ноября 2007 г. Конституционный Суд РФ пришел к выводу, что после истечения срока, указанного в контракте, военнослужащий реализует свое право на труд посредством либо дальнейшего прохождения военной службы - до обеспечения его жилым помещением, либо увольнения с военной службы - с условием его последующего обеспечения жильем по месту будущего проживания, а потому при отсутствии письменного согласия военнослужащего на увольнение до улучшения его жилищных условий и при истечении срока, указанного в контракте, такого военнослужащего следует считать проходящим военную службу в добровольном порядке только до дня обеспечения жилым помещением.

Являющийся предметом рассмотрения абзац первый пункта 14 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» применяется на практике во взаимосвязи с абзацем вторым того же пункта и абзацем вторым пункта 1 статьи 23 данного Федерального закона. Данный вывод и правовая позиция изложены в пункте 4 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ №12-П от 05 июня 2013 г.

В своих решениях, суды указывают, что гарантия, закрепленная в абзаце втором пункта 1 статьи 23 Федерального закона «О статусе военнослужащих», запрещающая увольнять военнослужащих с военной службы до обеспечения их жилым помещением не может распространяться на тех военнослужащих, которые желают быть обеспеченными жилым помещением не по месту прохождения военной службы, то есть на тех, кто желает изменить после увольнения с военной службы место жительства.

Таким образом, исходя из толкования правоприменителей, в том числе военных судов, запрет на увольнение с военной службы военнослужащих определенных категорий до обеспечения их жилым помещением (право проходить военную службу до реализации жилищных прав), установленный в абзаце втором пункта 1 статьи 23 Федерального закона «О статусе военнослужащих» ограничивается положениями абзаца первого пункта 14 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих».

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, такая гарантия как запрет на увольнение с военной службы определенных категорий военнослужащих, нуждающихся в улучшении жилищных условий (нуждающихся  в жилом  помещении), закрепленная в абзаце втором пункта 1 статьи 23 Федерального закона «О статусе военнослужащих» № 76-ФЗ от 27 мая 1998 г. является дополнительной мерой социальной защиты в сфере жилищных отношений.

Введением указанного запрета, законодатель предоставил определенным категориям военнослужащих дополнительные гарантии не только в целях обеспечения их права на жилище, но и предоставил им дополнительные гарантии в сфере реализации их права на труд, а именно предоставил право на прохождение военной службы до реализации их жилищных прав, то есть до обеспечения военнослужащих жилым помещением.

О наличии такого права как «право прохождения военной службы до реализации жилищных прав» говорит Заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации – председатель Судебной коллегии по делам военнослужащих Владимир Владимирович Хомчик в своем издании «Судебная защита прав и свобод военнослужащих и законных интересов государства при увольнении военнослужащих с военной службы: теория и практика правового регулирования» («За права военнослужащих», 2012 год).

Основываясь на правовых позициях, изложенных в  указанных мною чуть выше Определениях Конституционного Суда Российской Федерации №322-О от 30 сентября 2004 г. и от №721-О-О 1 ноября 2007 г., имеющий высший квалификационный класс судьи, заслуженный юрист Российской Федерации, кандидат юридических наук В.В.Хомчик указывает, что предусмотренное нормативными положениями продолжение военной службы в целях ожидания жилого помещения, в том числе после истечения установленного сроком контракта, является правом военнослужащего, реализуя которое он по собственному усмотрению избирает предпочтительный для себя вариант прекращения служебных отношений. Соответственно отсутствие согласия военнослужащего на увольнение означает, что он добровольно принимает на себя обязательства по несению военной службы до обеспечения жилым помещением, в том числе после истечения срока, указанного в контракте.

В Определении № 241-О-О от 19 марта 2009 года Конституционный Суд Российской Федерации пришел к выводу, что взаимосвязанные положения абзаца первого пункта 14 статьи 15 и абзаца второго пункта 1 статьи 23 Федерального закона «О статусе военнослужащих» создают условия для реализации жилищных прав военнослужащих в различных формах, предусмотренных законом, а также их права на труд путем прохождения военной службы, что в свою очередь, предполагает соблюдение военнослужащими порядка, определенного законодательством (пункт 2 мотивировочной части Определения Конституционного Суда Российской Федерации № 241-О-О от 19 марта 2009 года).

В указанном Определении Конституционный Суд Российской Федерации указал, что названные законоположения не предполагают увольнения военнослужащих с военной службы без предоставления жилого помещения без их согласия.

Просим обратить внимание, что смысл, противоречащий конституционным гарантиям реализации военнослужащими права на труд путем прохождения военной службы, был придан абзацу первому пункта 14 статьи 15 во взаимосвязи с абзацем вторым пункта 1 статьи 23 Федерального закона «О статусе военнослужащих» на уровне таких судов, как  Верховный Суд Российской Федерации (судья Верховного Суда, Заместитель Председателя Верховного Суда – председатель Судебной коллегии по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации).

 

В соответствии с частью 1 статьи 27 Конституции Российской Федерации каждый, кто законно находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства.

В соответствии с частью 1 статьи 12 Международного пакта о гражданских и политических правах каждому, кто законно находится на территории какого-либо государства, принадлежит, в пределах этой территории, право на свободное передвижение и свобода выбора местожительства.

В соответствии с частью 1 статьи 2 Протокола №4 к  Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый, кто на законных основаниях находится на территории какого-либо государства, имеет в пределах этой территории право на свободу передвижения и свободу выбора местожительства.

В соответствии с частью 3 статьи 6 Федерального закона «О статусе военнослужащего» военнослужащие, проходящие военную службу по контракту, при увольнении с военной службы имеют право на выбор постоянного места жительства в любом населенном пункте Российской Федерации или в другом государстве в соответствии с федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации.

Таким образом, военнослужащие, добросовестно выполнив конституционно-значимые функции по обеспечению обороноспособности и безопасности государства, в праве избрать постоянным для себя местом любой населённый пункт нашей страны, включая и город Москву, на что они имеют право в соответствии с Конституцией Российской Федерации, нормами международного права и федеральным законом.

Реализация гражданами, увольняющимися с военной службы, права на жилище непосредственно связана с реализацией другого закрепленного в Конституции Российской Федерации права - на выбор места жительства (статья 27). Указанный вывод содержится в пункте 3.2 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ №5-П от 5 апреля 2007 г.

По мнению должностных лиц органов военного управления, а также исходя из толкования, которое дано абзацу первому пункта 14 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» судами общей юрисдикции, обеспечению определенных категорий военнослужащих, увольняющихся с военной службы жилым помещением в связи с их желанием переменить место жительства предшествует их увольнение с военной службы. По мнению правоприменителей, в том числе судов общей юрисдикции, в случае если военнослужащий желает получить жилое помещение не по месту прохождения военной службы, то его согласия на увольнение с военной службы до предоставления жилого помещения не требуется, такие военнослужащие сперва увольняются с военной службы и только потом обеспечиваются жилым помещением.

Обеспечение же жилым помещением такой же категории военнослужащих, изъявивших желание получить жилое помещение по месту прохождения военной службы (месту дислокации воинской части, месту увольнения с военной службы) осуществляется в период прохождения ими военной службы, такие военнослужащие не могут быть уволены с военной службы без их согласия.

Подобное толкование судами общей юрисдикции нормы права расходится с выводами Конституционного Суда Российской Федерации, согласно которым, осуществляемое федеральным законодателем правовое регулирование не должно создавать гражданам, увольняемым с военной службы, препятствий для реализации права на свободу выбора места пребывания и жительства, которое закреплено статьей 27 (часть 1) Конституции Российской Федерации и признается международно-правовыми актами, являющимися составной частью правовой системы Российской Федерации, - Международным пактом о гражданских и политических правах (статья 12) и Конвенцией о защите прав человека и основных свобод (статья 2 Протокола №4). Такая правовая позиция изложена в пункте 1 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ №12-П от 05 июня 2013 г.

Таким образом, порядок обеспечения военнослужащих жилым помещением, установленный в абзаце первом пункта 14 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» ставит в неравное положение военнослужащих одной и той же категории, подлежащих увольнению с военной службы, так как ограничивает право указанных лиц на добровольное прохождение военной службы до реализации их жилищных прав в связи с избранным указанными лицами местом жительства, то есть не соответствует статье 19 (части 2) Конституции Российской Федерации.

Тем самым данные законоположения допускают установление необоснованных различий в реализации права на жилище (статья 40,часть1 Конституции Российской Федерации) гражданами, принятыми на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях, в зависимости от факта реализации ими права на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства (статья 27, часть 1 Конституции Российской Федерации), т.е. приводят к такой дифференциации в правовом положении лиц, относящихся к одной и той же категории, которая не имеет объективного и разумного оправдания, несовместима с требованиями статьи 19, часть 2 Конституции Российской Федерации и не согласуется с конституционно значимыми целями возможных ограничений прав и свобод человека и гражданина (статья 55, часть 3 Конституции Российской Федерации). Аналогичная правовая позиция изложена в пункте 2.2 мотивировочной части Постановление Конституционного Суда РФ №21-П от 15 октября 2012 г..

Права военнослужащего в области жилищного обеспечения заслужены предшествующей военной службой, выполнением определенных, конституционно-значимых для общества и государства обязанностей. Этим определяется содержание и характер обязанностей государства по отношению к тем военнослужащим, которые приобрели право на получение жилых помещений (реализацию жилищных прав).

Именно в качестве дополнительных мер социальной защиты, в том числе в сфере жилищных отношений, законодатель предусмотрел право определенным категориям военнослужащих проходить военную службу до реализации их жилищных прав (обеспечения их жилым помещением).

Право проходить военную службу до обеспечения жилым помещением определенных категорий военнослужащих приобретено гражданами в связи с их особым статусом военнослужащих, а также продолжительностью их военной службы.

По данному поводу считаем необходимым прибегнуть к комментарию статьи 19 Конституции Российской Федерации (под редакцией Председателя Конституционного Суда В.Д.Зорькина, судьи Конституционного Суда Л.В.Лазарева – «Эксмо», 2010 год).

Согласно выводу Конституционного Суда Российской Федерации государство обязано обеспечивать также равные условия реализации приобретенных прав с соблюдением принципа равенства, закрепленного в статье 19 Конституции Российской Федерации, который распространяется не только на непосредственно упомянутые в тексте Конституции права и свободы, включая социальные, но и на связанные с ними другие права, приобретенные на основе закона (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации № 8-П от 24.05.2001 года). Это имеет важное значение еще и по той причине, что конституционный принцип равенства вторгаясь в сферу реализации приобретенных социальных прав, как бы получает возможность самообогащения, наполнения социальным содержанием и на этой основе преодоления в определенной мере формально-юридической ограниченности позитивистской формулы Конституции «все равны перед законом».

Несмотря на то, что право проходить военную службу до обеспечения жилым помещением непосредственно в Конституции Российской Федерации не закреплено, федеральный законодатель при определении круга лиц, которым оно предоставляется, не освобождается от обязанности соблюдать конституционные принципы равенства и справедливости, поддержания доверия граждан к закону и действиям государства и, следовательно, должен учитывать вытекающее из статей 19 и 55 Конституции Российской Федерации общее требование, в силу которого различия в условиях реализации отдельными категориями граждан того или иного права допустимы, если они объективно оправданны, обоснованы и преследуют конституционно значимые цели, а используемые для достижения этих целей правовые средства соразмерны им (постановления Конституционного Суда Российской Федерации №8-П от 24 мая 2001 г., №5-П от 5 апреля 2007 г. и №3-П от 27 февраля 2012 г.). Аналогичная правовая позиция изложена в пункте 2 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ №12-П от 5 июня 2013 г.

Таким образом, если право на прохождение военной службы в добровольном порядке до обеспечения военнослужащего жилым помещением может быть ограничено, то при его ограничении на данное право в полной мере должны распространяться конституционные принципы равенства и справедливости.

Согласно Конституции Российской Федерации каждый гражданин имеет право на жилище (статья 40, часть 1). Обязывая органы государственной власти создавать каждому условия для осуществления данного права, Конституция Российской Федерации вместе с тем предусматривает, что малоимущим и иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище, оно предоставляется бесплатно или за доступную плату из государственных, муниципальных и других жилищных фондов в соответствии с установленными законом нормами (статья 40, части 2 и 3). Тем самым федеральному законодателю на конституционном уровне предписывается не только определять категории граждан, нуждающихся в жилище, но и устанавливать конкретные формы, источники и порядок обеспечения их жильем с учетом финансово-экономических и иных возможностей, имеющихся в настоящее время у государства.

Отнеся к лицам, которые обеспечиваются жильем бесплатно или за доступную плату, военнослужащих и граждан, выполнивших возлагавшиеся на них обязанности военной службы, федеральный законодатель исходил из того, что, по смыслу статей 32 (часть 4), 37 (часть 1) и 59 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 71 (пункт «м»), 72 (пункт «б» части 1) и 114 (пункты «д», «е» части 1), военная служба как особый вид государственной службы непосредственно связана с обеспечением обороны страны и безопасности государства и, следовательно, осуществляется в публичных интересах, а лица, несущие такого рода службу, выполняют конституционно значимые функции. Этим, а также самим характером военной службы, предполагающей выполнение военнослужащими задач, которые сопряжены с опасностью для их жизни и здоровья, и иными специфическими условиями прохождения службы определяется особый правовой статус военнослужащих, содержание и характер обязанностей государства по отношению к ним и их обязанностей по отношению к государству, что требует от федерального законодателя введения как для них, так и для лиц, выполнивших обязанности военной службы, дополнительных мер социальной защиты, в том числе в сфере жилищных отношений. Приведенная правовая позиция выражена в постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации №5-П от 05 апреля 2007 г., №3-П от 3 февраля 2010 г. и №3-П от 27 февраля 2012 г.

Согласно Федеральному закону «О статусе военнослужащих», закрепляющему основы государственной политики в области правовой и социальной защиты военнослужащих, а также граждан Российской Федерации, уволенных с военной службы, и членов их семей (преамбула), государство гарантирует военнослужащим предоставление жилых помещений или выделение денежных средств на их приобретение в порядке и на условиях, которые устанавливаются федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации (абзац первый пункта 1 статьи 15). Указанные положения приняты законодателем в порядке реализации положений статьи 40 Конституции Российской Федерации, закрепляют общие гарантии для военнослужащих в жилищной сфере.

Вместе с тем, исходя из толкования данного Конституционным Судом Российской Федерации (Определение Конституционного Суда РФ №1512-О-О от 17 ноября 2011 г.) в Федеральном законе «О статусе военнослужащих», закреплены помимо общих специальные гарантии для определенной категории военнослужащих, подлежащих увольнению (пункт 14 статьи 15 и абзац второй пункта 1 статьи 23).

 

Несмотря на то, что увольнение военнослужащих определенных категорий с военной службы в связи с их желанием быть обеспеченными жилыми помещениями не по месту прохождения военной службы, прямо не предусмотрено, абзац первый пункта 14 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» истолковывается в данном случае как предполагающий увольнение военнослужащих-граждан с оставлением в списке очередников на получение жилых помещений.

Военные суды, в том числе Верховный Суд Российской Федерации, обосновывая, что пункт 14 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» позволяет увольнять военнослужащих определенных категорий до реализации жилищных прав, указывают в судебных актах «пункт 14 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» не содержит запрета на увольнение с военной службы и исключение из списков части военнослужащих до предоставления жилья по избранному месту жительства»

Таким образом, Суд при принятии решения, оправдывая действия органов военного управления по увольнению военнослужащих до предоставления им жилых помещений, руководствуется принципом «разрешено все, что не запрещено».

Однако в данном случае, Верховный Суд Российской Федерации и нижестоящие военные суды не учитывают следующее.

В публичном праве действует иной принцип: «разрешено все то, что предусмотрено в законе». Данный вывод продиктован тем, что демократическое государство в публично-правовом регулировании руководствуется принципом «запрещено все, что прямо не разрешено», не позволяющим произвольно расширять компетенцию государственных органов.

Отсутствие в законе запрета на вышеназванное увольнение, и как следствие его оправдание судебными решениями, нельзя признать

правомерным в сфере регулирования публичных правовых отношений.

Из конституционных основ правового демократического государства (статья 1, часть 1 Конституции Российской Федерации) вытекает связанность исполнительной власти правом и законом, ответственность и предсказуемость ее деятельности, возможной лишь при условии, что полномочия органов управления основаны на законе. Поэтому в отличие от принципа диспозитивности, лежащего в основе частно-правовых отношений, определение полномочий государственных органов в сфере публичного права не допускает их собственного усмотрения и должно регулироваться на основе принципа «дозволено только то, что разрешено законом», являющегося необходимой гарантией против произвола и злоупотребления властью. В соответствии со статьей 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации всякое ограничение конституционных прав и свобод возможно только на основании федерального закона.

В Особом мнении судьи Конституционного Суда Российской Федерации Н.С.Бондаря к Постановлению Конституционного Суда РФ № 10-П от 14 ноября 2005 г. сказано о том, что к публично-правовым отношениям не может быть применен принцип «разрешено все, что не запрещено».

О том, что в сфере публичного права разрешено только то, на что имеется указание в законе, а иное противоречит закреплённому Конституцией Российской Федерации принципу разделения властей, свидетельствует позиция, сформулированная в Определении Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда РФ №33-Г11-32 от 21 декабря 2011 г..

В Федеральном законе «О статусе военнослужащих» нет прямого разрешения на увольнение военнослужащих с военной службы до реализации их жилищных прав на том основании, что ими избрано место жительства, отличное от места прохождения военной службы. Следовательно, ни Верховный Суд Российской Федерации, никто иной не вправе расширять компетенцию органов военного управления. Подобным военные суды и Верховный Суд Российской Федерации оправдывает произвол власти.

Таким образом, положения абзаца первого пункта 14 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих», в толковании, данном им правоприменителями, в том числе органами судебной власти, согласно которому отсутствие запрета на увольнение с военной службы военнослужащих определенных категорий, нуждающихся в жилых помещениях, является основанием для ограничения прав указанных военнослужащих на прохождение военной службы до обеспечения их жилыми помещениями, не соответствует части 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации.

В федеральном законодательстве не имеется нормы, согласно которой право военнослужащих определенных категорий проходить военную службу до обеспечения их жилыми помещениями может быть ограничено в связи с наличием у них по месту военной службы служебного жилого помещения.

Однако, несмотря на отсутствие разрешения на такие ограничения в федеральном законодательстве,  должностные лица ограничивают это право, а суды общей юрисдикции признают такое ограничение правомерным, вновь ссылаясь на абзац первый пункта 14 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих».

Хотим обратить внимание на судебный акт Верховного Суда Российской Федерации, который был принят в связи с оспариванием нормативного правового акта, и который имеет отношение ко всем военнослужащим - решение от  14 сентября 2016 года по административному делу № ВКАПИ 16-44.

В данном судебном акте Верховный Суд Российской Федерации указал, что увольнение военнослужащих определенных категорий с военной службы до реализации их жилищных прав по избранному постоянному месту жительства, отличному от места прохождения военной службы законно на том основании, что военнослужащим определенных категорий предоставлены иные гарантии реализации положений статьи 40 Конституции России – запрет на выселение из служебного жилья до получения жилого помещения для постоянного проживания в избранном месте жительства.

Опять же подчеркну, что таких гарантий и в законодательстве не содержится, а данный вывод суда – продолжение незаконных судебных решений. Верховный Суд Российской Федерации пытается закрепить невозможность выселения из служебного жилья, но при этом не учитывает следующее.

Решением совещания Совета Безопасности Российской Федерации от 17 апреля 2009 года Правительство Российской Федерации обязали представить предложения по обеспечению военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации постоянным жильем в 2010 году, а военнослужащих других войск, воинских формирований – в 2011 году.

В 2009 году, практически сразу после указанного совещания Совета Безопасности Российской Федерации, Минобороны России, МВД России, МЧС России, ФСБ России, СВР России, ФСО России и Главное управление специальных программ подготовили поступившие в Правительство Российской Федерации и Администрацию Президента Российской Федерации предложения о внесении изменений в Федеральный закон «О статусе военнослужащих», предусматривающие возможность увольнения с военной службы военнослужащих определенных категорий с последующим предоставлением им жилых помещений в порядке очередности. При этом до обеспечения постоянным жильем предусматривалось сохранение за ними права пользования жилыми помещениями для временного проживания (то есть служебным жилым помещением).

12 июня 2009 года Президент Российской Федерации В.В.Путин дал поручение аппарату Совета Безопасности Российской Федерации совместно с Государственно-правовым управлением Президента Российской Федерации провести анализ правовых и социальных последствий указанных предложений.

Проведя соответствующий анализ вышеуказанных предложений, Совет Безопасности Российской Федерации и Государственно-правовое управление Президента Российской Федерации пришли к выводу об отрицательных последствиях для данной категории военнослужащих этих предложений и предложили Президенту Российской Федерации поручить Правительству Российской Федерации дополнительно проанализировать порядок увольнения вышеназванной категории военнослужащих, предусмотренный действующим законодательством и представить Президенту Российской Федерации соответствующие предложения с учетом недопустимости снижения уровня правовой и социальной защиты увольняемых военнослужащих и членов их семей, с чем Президент Российской Федерации 17 июля 2009 года согласился.

В период с июля 2009 года по июль 2010 года Министерство обороны все продолжало вынашивать намерения закрепить в действующем законодательстве псевдогарантию – невозможность выселения из служебного жилого помещения до предоставления жилого помещения для постоянного проживания по избранному постоянному месту жительства, обманывая при этом Президента России и Совет Безопасности России.   

02 ноября 2010 года в Российской газете был опубликован проект Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О статусе военнослужащих». Указанный проект федерального закона был разработан Министерством обороны России во исполнение поручения Правительства Российской Федерации № СИ-П4-4403 от 01 июля 2010 года.

Министерство обороны Российской Федерации предлагало закрепить в пунктах 13 и 14 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» невозможность выселения из занимаемых определенными категориями военнослужащих служебных жилых помещений и иных жилых помещений специализированного жилищного фонда после увольнения с военной службы.

Кроме того Министерство обороны предлагало признать утратившим абзац второй пункта 1 статьи 23 Федерального закона «О статусе военнослужащих», то есть исключить гарантию запрета на увольнение военнослужащих без их согласия до предоставления им жилых помещений для постоянного проживания по установленным нормам.

В 2014 году Министерство обороны Российской Федерации вновь предложило внести изменения в абзац второй пункта 1 статьи 23 Федерального закона «О статусе военнослужащих», в котором пыталось узаконить возможность проживания граждан, уволенных с военной службы без жилых помещений для постоянного проживания, в предоставленных им во время военной службы служебных жилых помещениях и иных жилых помещениях специализированного жилищного фонда.

Несмотря на попытки Министерства обороны Российской Федерации узаконить увольнение военнослужащих определенных категорий с военной службы до реализации их жилищных прав с «псевдогарантией сохранения права проживания в служебных жилых помещениях после увольнения», такой закон до настоящего времени не принят.

Исходя из изложенного, полагаем такую «псевдогарантию» незаконной, иначе соответствующий Федеральный закон был бы уже давно принят. Однако в течение 6 лет все попытки Министерства обороны Российской Федерации внести соответствующие изменения не находят одобрения в Федеральном Собрании Российской Федерации и у Президента Российской Федерации.

Ограничение прав граждан в Российской Федерации возможно только на основании федерального закона, что прямо указано в части 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации. И если соответствующий закон до настоящего времени не принят, то никакие домыслы должностных лиц, судебных органов не могут служить основанием для ограничения права военнослужащего определенной категории, тем более имеющего выслугу  более 10 лет, увольняемого с  военной службы по организационно-штатным мероприятиям, проходить военную службу до реализации их жилищных прав.

Как только федеральный законодатель примет соответствующий закон, то должностные лица будут иметь право ограничивать возможность прохождения военной службы до обеспечения военнослужащего жилым помещением. Но до тех пор, пока закон не принят, никто не имеет право ограничивать право проходить военную службу до предоставления жилого помещения или жилищной субсидии.

Таким образом, положения абзаца первого пункта 14 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих», в толковании, данном им правоприменителями, согласно которому обеспеченность военнослужащего служебным жилым помещением по месту службы и запрет на выселение из него до обеспечения военнослужащего жилым помещением для постоянного проживания, является основанием для ограничения права военнослужащего проходить военную службу до реализации его жилищных прав несмотря на отсутствие соответствующих положений в федеральном законе, не соответствует части 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации.

Закрепляя в Федеральном законе «О статусе военнослужащих» право определенной категории военнослужащих проходить военную службу до обеспечения их жилым помещением, законодатель принимал все меры для того, чтобы у военнослужащих была уверенность в том, что их права в жилищной сфере будут государством реализованы.

Поступая на военную службу, любой военнослужащий уверен в том, что прослужив более 10 лет, будучи признанным нуждающимся в жилом помещении, никто его не уволит с военной службы до тех пор, пока государство не обеспечит его жилым помещением.

Председатель Конституционного Суда Российской Федерации Зорькин В.Д. говорит, что Конституционный Суд в своем Определении № 444-О от 04.12.2003 г. указал, что устанавливаемый законодательством порядок реализации гражданами права на получение трудовых пенсий не должен препятствовать им в осуществлении иных гарантированных Конституцией прав и свобод, в частности права каждого на выбор места пребывания и жительства.

Аналогично считаем, что установление порядка реализации жилищных прав военнослужащих (права на жилище), установления порядка и условий, при которых военнослужащий имеет право на прохождение военной службы до реализации его жилищных прав, не может служить основанием для ограничения его права на выбор места пребывания и места жительства, относящихся к общепризнанным правам.

Получается для того, чтобы иметь право проходить военную службу до обеспечения военнослужащего жилым помещением, он должен ограничить свое право на свободу передвижения.

Как опять же указал в своем комментарии к статье 19 Конституции Российской Федерации В.Д.Зорькин, в обобщенном плане требованием равенства всех перед законом включает, во-первых, запретительный аспект, когда равное отношение всех к закону должно исключать саму возможность существования в законодательных актах каких-либо норм дискриминационного характера, они запрещаются как незаконные, неконституционные. В этом плане конституционный принцип равенства всех перед законом должен пониматься, прежде всего, как требование антидискриминационного какого-либо различия, исключения или предпочтения, основанного на признаках расы, пола, религии, политических убеждений, национальной принадлежности или социального происхождения и ведущего к ликвидации или нарушению равенства правовых возможностей человека и гражданина в различных сферах его общественной и личной жизни.

Как неоднократно отмечал Конституционный Суд, соблюдение принципа равенства, гарантирующего защиту от всех форм дискриминации, означает помимо прочего, запрет вводить такие различия в правах лиц, принадлежащих к одной и той же категории, которые не имеют объективного и разумного оправдания (запрет различного обращения с лицами, находящимися в одинаковых или сходных ситуациях); при равных условиях субъекты права должны находиться в равном положении (абзац 2 пункта 2.2 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации №5-П от 05.04.2007 г., абзац 2 пункта 2 мотивировочной части Определения Конституционного Суда Российской Федерации №378-О-П от 15.05.2007 г.).   

 

            Уважаемый Михаил Александрович!

На основании вышеизложенного, на наш взгляд, нарушение конституционных прав военнослужащих в части обеспечения жилищем связано именно с содержанием положений абзаца первого пункта 14 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих», поэтому просим Вас:

1. На основании статьи 125 пункта 2 Конституции Российской Федерации обратиться с запросом  в Конституционный Суд Российской Федерации о:

- признании взаимосвязанных положений абзаца второго пункта 1 статьи 23 и абзаца первого пункта 14 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (части 1 и 2), 27 (части 1), 40, 55 (части 3), 59 (части 2) в той мере, в какой содержащимися в них нормами - по смыслу, придаваемому им в системе действующего правового регулирования сложившейся правоприменительной практикой и судебным толкованием, в силу своего нормативного содержания, и, следовательно, произвольного применения, - установлен такой порядок обеспечения военнослужащих жилым помещением, который лишает граждан, прослуживших в рядах Вооруженных Сил Российской Федерации 10 лет и более и на момент увольнения с военной службы по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями принятых на учет нуждающихся в жилых помещениях уполномоченным на то органом, избравших после увольнения с военной службы в качестве места своего постоянного жительства населенный пункт, отличный от места расположения воинской части, в котором они проходили военную службу непосредственно перед увольнением (места увольнения с военной службы), гарантии запрета на увольнение без их согласия без обеспечения жилым помещением (права на прохождение военной службы в добровольном порядке до реализации жилищных прав), на равных условиях с относящимися к той же категории гражданами, которые после увольнения с военной службы желания изменить место жительства не изъявили.

2. На основании статьи 84 пункта «г» Конституции Российской Федерации оказать содействие для повторного внесения в Государственную Думу проект № 184676-7 Федерального закона «О внесении изменений в пункт 1 статьи 23 Федерального закона «О статусе военнослужащих» в целях защиты права военнослужащих на получение жилого помещения по избранному постоянному месту жительства до увольнения с военной службы.

Добавить в проект положения, согласно которому военнослужащие, которые были уволены с военной службы до обеспечения их жилым помещением и до настоящего времени не получили жилое помещение по независящим от них причинам по их желанию восстанавливаются на военной службе.

Указанная мера позволит восстановить социальную справедливость в отношении тех военнослужащих, которые были уволены с военной службы только из-за того, что положения действующего законодательства толковались расширительным образом.

3. Взять решение данной социально значимой проблемы под свой личный контроль.

4. В отношении Скубак Владимира Петровича дать поручение провести тщательную проверку отказа в обеспечении его и членов семьи положенным жильем, а также инициировать проверку по факту изъятия у него в отделе полиции военной формы, в которой он проводил одиночный пикет.  

Телефон В.П.Скубак - +7 983 313 38 98

Ссылка на видео: https://youtu.be/Jof9ViCfvL4

 

О принятом решении просим сообщить.

 

271 просмотров


Ближайшие праздники и памятные дни России

Друзья, подпишитесь на Вестник ветеранов России и присылайте свои новости, новости вашего региона и Партии

Друзья, присылайте региональные новости Партии ветеранов на новостной портал TOPNews

Рассылки Subscribe.Ru
Вестник Ветерана России
Подписаться письмом