ПАРТИЯ ВЕТЕРАНОВ РОССИИ

Ветераны России, объединяйтесь!

Наболевшее

Видеоматериалы


НАШИ СОЮЗНИКИ

КОМИТЕТ ПО ДЕЛАМ ВОИНОВ - ИНТЕРНАЦИОНАЛИСТОВ

Союз казаков-воинов России и Зарубежья


Региональная общественная организация "Гражданско-правовой центр"


ФОНД СОЦИАЛЬНОЙ ПОДДЕРЖКИ ИНВАЛИДОВ, ВЕТЕРАНОВ И УЧАСТНИКОВ ВОЙН


ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО



ОТ «КРЫМСКОЙ ВЕСНЫ» К «АНТИЛИБЕРАЛЬНОМУ КОНСЕНСУСУ»

В этом году исполняется 25 лет со дня подписания 5 декабря 1994 года Российской Федерацией, Великобританией, США и Украиной Будапештского меморандума. Этот документ предусматривал гарантии территориальной целостности Украины в обмен на отказ от ядерного вооружения. С момента крымских событий в феврале-марте 2014 года тема Будапештского меморандума является для Украины удобным предлогом, чтобы обвинять Россию в нарушении международных договоров. При этом эксперты в разных странах спорят о том, вступил ли он в силу и распространяется ли действие меморандума в современных условиях на Крым.

Стоит вспомнить, что ещё в 1975 году на Совещании по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ) в столице Финляндии почти все государства европейского континента, а также США и Канада подписали Хельсинкские соглашения. В них декларировалось мирное сосуществование разных политических систем, двух противостоящих друг другу военных блоков и нейтральных стран. Эти документы стали основой современной европейской архитектуры безопасности.

Однако в 1989 году началось разрушение социалистического лагеря. Прекратили свою деятельность Организация Варшавского договора (ОВД) и Совет экономической взаимопомощи (СЭВ), на карте Европы вследствие распада СССР и Югославии появились новые государства. Кроме того, в течение 1992 года свой «развод» оформили Чехия и Словакия. Новую политическую ситуацию на карте Европы требовалось зафиксировать новыми международными соглашениями.

Для этого было принято решение о проведении в начале декабря 1994 года встречи на высшем уровне в столице Венгрии - Будапеште. Там были подписаны важные договоренности, в том числе о переименовании с 1-ого января 1995 года СБСЕ в ОБСЕ (Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе).

Обсуждался в Будапеште и один из ключевых вопросов глобальной безопасности - проблема ядерного оружия, размещенного на территории бывшего СССР. Экономические трудности бывших советских республик на фоне региональных конфликтов в Абхазии, Нагорном Карабахе, Таджикистане, Южной Осетии и Приднестровье создавали реальную опасность попадания атомных боеголовок в руки террористов и агрессивных неконтролируемых режимов, поэтому уже в мае 1992 года Белоруссия, Казахстан и Украина вместе с Россией и США подписали Лиссабонский протокол: документ, по которому бывшие союзные республики отказывались от частей советского ядерного арсенала, расположенных на их территории, и передавали атомные боеголовки и средства их доставки Российской Федерации, присоединяясь в дальнейшем к Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). В одном из его пунктов говорилось, что государства-участники «будут поддерживать и поощрять присоединение всех государств к ДНЯО; в частности, государства-участники, которые еще не являются сторонами ДНЯО, вновь подтверждают свое твердое намерение в возможно кратчайшие сроки присоединиться к ДНЯО в качестве государств, не обладающих ядерным оружием».

За день до публикации основных решений саммита СБСЕ президенты России, США и Украины, а также премьер-министр Великобритании подписали Будапештский меморандум. В этом документе говорилось, что, поскольку Украина подписывает ДНЯО «в качестве государства, не обладающего ядерным оружием», эти страны «подтверждают Украине свои обязательства… уважать независимость, суверенитет и существующие границы Украины… воздерживаться от угрозы силой или её применения против территориальной целостности или политической независимости Украины…».

Таким образом, Будапештский меморандум должен был стать предпоследним этапом окончательного оформления безъядерного статуса Украины. В 1996 году Киев присоединился к ДНЯО, и Украина официально стала безъядерной.

Подписание Будапештского меморандума завершило многолетний процесс переговоров между государствами, образовавшимися в результате распада Советского Союза, и ведущими западными ядерными державами. Украина занимала в этом процессе особое место. По данным киевских источников, в 1991 году она унаследовала от СССР 176 межконтинентальных баллистических и более 2500 тактических ракет. Таким образом, Украина стала третьей в мире ядерной державой, уступая лишь США и России.

На самом деле эта ядерная мощь была формальной, рассказал в интервью Deutsche Welle (DW) в 2011 году первый президент Украины Леонид Кравчук: «Все системы управления ракетами, штабы были в России, «черный чемоданчик» с пусковой кнопкой был у президента Бориса Ельцина».

Украина могла сохранить ядерное оружие, но это стоило бы огромных денег, признал экс-президент. Хотя ракеты-носители производились на заводе «Южмаш» в Днепропетровске, ядерные боеголовки изготавливались в России. По словам Леонида Кравчука, у Украины попросту не было денег на то, чтобы наладить собственное производство боеголовок и их сервисное обслуживание: «Мы посчитали, что это обошлось бы в 65 миллиардов долларов, а казна была пустая». Украина в начале 1990-х годов переживала гиперинфляцию.

Кроме того, Запад оказывал на Украину давление, угрожая изоляцией, рассказал Кравчук. По его словам, это было связано с тем, что размещенные на украинской территории ракеты были нацелены на США. Поэтому отказ от ядерного оружия был «единственно возможным решением», заверил экс-президент. Украинские ракеты были вывезены в Россию или уничтожены. Киев в качестве компенсации получил финансовую помощь из США, льготные поставки энергоресурсов из России, в том числе топлива для своих АЭС, а также закрепленные в Будапештском меморандуме гарантии безопасности. Впрочем, эти гарантии, как отметил Леонид Кравчук, были формальными: «Механизм (санкций в случае нарушения – прим.) не прописали».

На это же указывают и эксперты, такие как Герхард Симон (Gerhard Simon) из Кельнского университета. «Там нигде не написано, что в случае нарушения этого меморандума одним государством остальные применят военную силу», - сказал в беседе с DW Симон. Схоже оценивает ситуацию и немецкий публицист, эксперт по Украине Винфрид Шнайдер-Детерс (Winfried Schneider-Deters): «Соглашение не стоит бумаги, на которой оно написано». По его мнению, в случае с Крымом Будапештский меморандум нарушила не только Россия, но и западные страны – США и Великобритания.

В марте 2014 года, после событий в Киеве – так называемого Майдана, Президент России Владимир Путин заявил: «Когда мы указываем, что это антиконституционный переворот, нам говорят: нет, это не вооруженный захват власти, это революция. А если это революция, то тогда мне трудно не согласиться с некоторыми нашими экспертами, которые считают, что на этой территории возникает новое государство... а с этим государством и в отношении этого государства мы никаких обязывающих документов не подписывали».

В мае 2014 года российский МИД отметил, что «утрата Украиной территориальной целостности явилась результатом не внешнего воздействия, а сложных внутренних процессов, которые с Россией и ее обязательствами по Будапештскому меморандуму никак не связаны».

США тоже заявляют, что не нарушали своих обещаний украинским партнёрам. «Будапештский меморандум не был соглашением о гарантиях безопасности», - сообщил в мае 2014 года посол Соединенных Штатов на Украине Джеффри Пайетт.

Позиция Киева, что, впрочем, неудивительно, диаметрально противоположна российской или американской: к 20-летию Будапештского меморандума Министерство иностранных дел Украины выступило с заявлением, в котором говорится, что «в 2014 году Российская Федерация нарушила взятые на себя обязательства... Таким образом, не только поставлены под сомнение гарантии безопасности ядерных стран по отношению к отдельно взятой стране, но и создан... прецедент».

В противовес украинским обвинениям Украины в адрес США, Великобритании и России вполне уместно поставить вопрос, а выполняет ли сама Украина свои обязательства по Будапештскому меморандуму? И это принципиальный ключевой вопрос, потому что, если украинская сторона не выполняет или не собирается выполнять их, то было бы неправомерно с её стороны требовать выполнения каких-либо обязательств от других участников соглашения.

Официальные украинские представители постоянно подчёркивают, что Будапештский меморандум подписан главами государств – президентами США и России, премьер-министром Великобритании, но при этом, как-то забывают, что Украина, будучи равноправной стороной подписания данного документа, первой нарушила Будапештский меморандум, заявив о курсе на интеграцию в НАТО.

В разделе IX Декларации о государственном суверенитете Украины от 16 июля 1990 года N55-XII торжественно провозглашается о намерении Украины стать в будущем постоянно нейтральным государством, которое не принимает участия в военных блоках и придерживается трех неядерных принципов: не принимать, не производить и не приобретать ядерного оружия. Именно в этом контексте и шло подписание Будапештского меморандума, а ранее Лиссабонского протокола.

Анализ текста Будапештского меморандума и установленных в них правовых обязательств показывает, что эти нормы и обязательства аутентичны нормам и обязательствам, содержащимся в основных источниках принципов международного права: Устава ООН, Декларации о принципах международного права 1970 года, Хельсинкского заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года.

Украина могла бы сегодня всю свою внешнюю политику и политику национальной безопасности базировать на Будапештском меморандуме, поскольку все члены Совета Безопасности ООН дали ей гарантии, но в 1995-1996 годах высшее военно-политическое руководство страны посчитало, что именно членство в НАТО будет самой лучшей формулой безопасности украинского государства. Хотя совершенно очевидно, что одномоментно вступать в НАТО и выполнять Будапештский меморандум невозможно - если вы вступаете в договор безопасности, который другой гарант воспринимает как угрозу своей безопасности, то каким образом он дальше может гарантировать вам безопасность со своей стороны?

Опираясь на Будапештский меморандум, в вопросах обеспечения стратегической безопасности Украина не может занимать сторону одного из гарантов – России или США, потому что в этом случае украинская сторона автоматически утрачивает гарантии одной из сторон в рамках данного документа. Кроме того хотелось бы напомнить, что Украина также не выполнила обязательства по противодействию росту агрессивного национализма и шовинизма, которые содержатся в Совместной декларации лидеров России, Великобритании, США и Украины, подписанной в Будапеште одновременно с меморандумом.

В настоящий момент Украина не готова отказаться от Будапештского меморандума, т.к. она использует данный международный документ для обвинений Российской Федерации в агрессии и аннексии Крымского полуострова. С другой стороны, украинские власти хотели бы добиться подписания нового соглашения о гарантиях безопасности своей страны, поскольку старое не работает, но даже западные эксперты настроены скептично. Ни Россия, ни США, ни Великобритания или еще кто-либо пока не готовы подписать такое соглашение, поэтому Украина сегодня находится в сложном состоянии, когда Будапештский меморандум де-факто по вине украинской стороны «мертв», а новое соглашение не предвидится.

Принципы международного права имеют императивный, общеобязательный характер, и они не могут быть отменены никакими другими установлениями специального характера или реформированы с учётом специальных обстоятельств. Из данных принципов следует, что любая согласованная позиция государств, закрепленная в документах, вне зависимости от их форм, имеет обязательную юридическую силу, и нарушения этих обязательств влекут ответственность для государств их нарушивших.

Посол Великобритании в Украине Джудит Гоф подчеркнула, что Великобритания со своей стороны готова выполнять свои обязательства: «Мы будем пытаться выполнять свои обязательства в рамках Будапештского меморандума. Мы готовы в любой момент сесть за стол переговоров, чтобы обсудить этот вопрос».

В ответ на вопрос об ответственности США за невыполнение Будапештского меморандума Государственный секретарь США в 2013–2017 годах Джон Керри пояснил: «Что касается Будапештского меморандума... Понимаю, что есть некоторые вопросы. Да, мы это подписали. США обязаны придерживаться фундаментального духа этого договора. Сейчас идут дебаты, как конкретно этого достичь, чтобы не нарваться на еще большую нестабильность или неправильную трактовку наших шагов. А таких шагов может быть много, и они могут привести к углублению конфликта. Но я считаю, что дух Будапештского меморандума – очень важная вещь».

Что касается событий в Крыму в феврале-марте 2014 года, то они происходили в полном соответствии с ключевым положением о самоопределении народов, указанном в статье 1 Устава Организации Объединённых Наций (ООН) и Россия никогда не брала на себя обязательства «принуждать часть Украины оставаться в её составе против воли местного населения».

23 февраля 2014 года в Киеве произошел государственный переворот, было предпринято незаконное смещение президента Украины Виктора Януковича. Нормы Конституции Украины были попраны, она перестала действовать в связи с утратой необходимых условий для ее применения. В Крыму же продолжали работу законно избранные органы государственной власти, так как на территории Крыма распространялся автономный статус, который относится к правам народа. Автономная Республика Крым (АРК) осуществляла суверенитет на своей территории в соответствии со своей Конституцией. Согласно статьи 138.2 Конституции Украины, к ведению АРК отнесена «организация и проведение местных референдумов».

В сложившихся на Украине условиях проведение референдума имело правовой характер. Так 16 марта 2014 года на полуострове, при явке более 80%, прошел референдум, по результатам которого за воссоединение с Россией проголосовали 96,77% избирателей Автономной Республики Крым и 95,6% - Севастополя. 17 марта Республику Крым провозгласили независимой суверенной и уже 18 марта в полном соответствии с Федеральным конституционным законом от 17.12.2001 года №6-ФКЗ «О порядке принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта Российской Федерации» был подписан межгосударственный договор о принятии новых субъектов в состав Российской Федерации.

К слову о праве народов на самоопределение, проведение референдума в Крыму осуществляется путём плебисцита, происходящего на территории, стремящейся к независимости. Украина, США и Евросоюз отказались признавать независимость Крыма и его воссоединение с Россией. В связи с непризнанием присоединения Крыма, Евросоюз не признаёт и результаты выборов в президенты РФ 2018 года, прошедшие на территории полуострова.

Страны, не признающие это воссоединение, выдвигают обвинение России в том, что референдум в Крыму проходил на фоне присутствия там введённых российских вооружённых сил. Но следует отметить, что Россия в этот момент действовала в соответствии с международным правом. Ибо её военное присутствие в Крыму (Черноморский флот) было обусловлено наличием международного договора с Украиной и международным правом. Нахождение войск РФ в Крыму и в городе Севастополе обусловлено международным соглашением от 28 мая 1997 года. Военнослужащие Вооружённых сил Российской Федерации участие в голосовании не принимали и не могли повлиять на его результат. В связи с существующей на тот момент реальной угрозой захвата «Правым сектором» и СБУ (Служба Безопасности Украины) административных зданий, с целью срыва проведения референдума, появилась необходимость в использовании вооруженных сил. В охране и обеспечении правопорядка на участках голосования принимали участие бойцы самообороны и народные дружинники, из числа жителей Крыма и Севастополя, которые также не могли повлиять на подсчет голосов.

С полной уверенностью Россия может утверждать, что проведение референдума правомерно, так как на Украине был совершен антиконституционный государственный переворот. Вдобавок, это вызвало отсутствие легитимной власти на Украине, поэтому в условиях государственного переворота было реализовано право населения на свою защиту в связи с угрозой жизни и безопасности на территории Автономной Республики Крыма.

Как говорилось выше, ряд государств продолжает утверждать, что произошла аннексия Крыма. Но это не так. «Аннексия» определяется международным правом, как насильственное завладение одним государством территорией другого государства вопреки его воле. Такое обвинение могло возникнуть в ходе введения Вооружённых сил Российской Федерации в Крым, но крымчане же сами добровольно волеизъявили желание на присоединение своей республики к России. Народ сам решил свою судьбу путем референдума, поэтому в подобных случаях необходимо юридически различать «сецессию» от «аннексии».

Сецессия (лат. secessio «уход») - выход из состава государства, как правило, федеративного, какой-либо его части, как правило, субъекта федерации. Принципиально важно подчеркнуть, что именно благодаря сецессии Украинская ССР вышла из состава СССР и обрела свою государственную независимость, которая позднее была признана всеми странами мира.

Хотя с правовой стороны принятие Автономной Республики Крым в состав России соответствует принципам международного права, но сам вопрос о международном признании статуса Крыма решится еще нескоро.

*        *        *

Сегодня в стремлении оспорить решения жителей Крыма в марте 2014 года, когда об этом говорят отдельные представители творческой интеллигенции или политики, просматривается желание воспитать поколение безответственных инфантильных существ, презирающих свою страну и заражённых идеей покаяния перед «преступным» советским прошлым, кроме, конечно «святых девяностых» и мечтающих при этом свалить. Россия для них – это тюрьма, здесь невозможно реализоваться, здесь всё против людей, а за пределами России – их ждёт, наконец, счастливая жизнь. Или нет, может лучше перенести всё то, что так дорого сердцу российского либерального интеллектуала и находится за пределами России, в неё саму – то есть, сделать Россию не Россией, а чем-то иным – «чужим»?

Сторонники современного российского либерализма в большинстве своем не могут и совершенно не пытаются осознать причины цивилизационного тупика, в котором, благодаря им, оказалось наша страна.

Свобода и закон, закон и свобода - взаимосвязаны и неразделимы. Одно невозможно без другого. Свобода без закона - вседозволенность, торжество силы. Закон без свободы - право на ту или иную степень произвола, прикрываемое законом. Девяностые годы прошлого века подарили нашим людям свободу вместе с классическим набором либеральных ценностей и вечное напоминание, что в либеральной матрице человеческого существования главным мерилом всего и вся являются деньги.

Российский либерализм, зародившийся в интеллигентской среде, стал своего рода отражением советского «реального социализма». Неэффективность экономики СССР трактовалась как неэффективность государственного управления вообще. Необходимость социальных гарантий ставилась под сомнение, так как в советской практике они приводили к инфантилизму и иждивенчеству. Неприятие КПСС приводило к неприятию государства в целом, во всех его проявлениях. Этому способствовала не только «народная традиция», но и большевистская политическая культура, для которой характерен максимализм, бескомпромиссность и желание уничтожить политического соперника, а не договориться с ним. Будучи идеологическими противниками большевизма (советского коммунизма), многие будущие политические лидеры российского либерализма оказались вполне себе большевиками в части политической культуры.

Идеологи российского либерализма в лице «команды Егора Гайдара» прекрасно понимали, что большая часть населения СССР идей полной рыночной свободы и отказа от большинства социальных гарантий не примет. Желание иметь «свободную экономику» с минимумом регулирования и социальных расходов вступало в прямое противоречие с желанием принимать решения согласно воле большинства. Эти противоречия «разрешились» в ходе реформ 90-х годов и разгрома Верховного Совета РСФСР президентом Борисом Ельциным в 1993 году. Большинство людей, именовавших себя в ту пору демократами и либералами, в те критические моменты поддерживало Б.Ельцина, который декларировал демократические лозунги и был сторонником «либеральных реформ» Егора Гайдара и Анатолия Чубайса. Общность декларируемых ценностей и жгучая ненависть к КПСС сподвигли «закрывать глаза» на несоответствие методов борьбы со своими политическими противниками тем самым либеральным ценностям. Собственно, поэтому слова «демократия» и «либерализм» сегодня в России дискредитированы, хотя либералы, которых теперь называют системными, продолжают играть доминирующую роль в системе государственного управления Российской Федерации.

Вернувшись исторически немного назад, стоит отметить, что либерализм, как идеология, появился в XIX веке и как другие идеологии (коммунизм или национализм в различных формах), он был реакцией на вполне конкретную тогдашнюю политическую ситуацию в странах Европы – на остатки феодализма в обществе при бурно развивающихся капиталистических отношениях в экономике.

Неолиберализм 80-х годов XX века был реакцией на политическое устройство СССР и, как следствие, на всё растущие экономические издержки на социальные гарантии для населения в ведущих западных странах. Как тогда писали про Маргарет Тетчер, она взяла на вооружение старый добрый либерализм, и он сработал. Возможно, действительно либерализм и сработал в США и Великобритании, но в России он привел к катастрофическим последствиям.

Идеологи экономических реформ в России начала 90-х годов прошлого века исходили из собственных утверждений - «главное создать свободный рынок, а он все расставит по местам», «лучше бандитский капитализм, чем коммунизм», «нужно предложить партийной номенклатуре собственность в обмен на власть», «нужно сделать реформы необратимыми». Правда при этом не учли самую малость - либеральная теория вообще не задается вопросом, почему в стране соблюдаются законы и почему частная собственность обладает неприкосновенностью. Либерализм возник в странах, где соблюдение закона и неприкосновенность частной собственности исторически очень долгое время всегда были аксиомой, но при этом либеральная теория не рассматривает вопрос, как функционируют рынок и демократия в условиях неисполнения, частичного или полного, действующего либерального и демократического законодательства.

Государственное строительство в России после развала СССР показало, что рынок в коррумпированной системе не спешит расставлять всё по своим местам, а вопиющая несправедливость в ходе проведения реформ и приватизации общенациональной собственности до сих пор висит тем общественным «ружьём», которое должно «выстрелить» в конце либеральной политической пьесы. Как показала история России в ХХ веке, ни в какой идеологии не бывает незыблемых истин, всегда к любой теории общественного развития нужно подходить со здоровым скептицизмом и научным мышлением.

Исторический опыт либеральных реформ 90-х годов состоит в том, что нельзя традиционные духовно-нравственные ценности народа приносить в жертву идеологии. Если говорить шире, то вообще ни один из многочисленных идеологических «-измов», боровшихся в России в начале 90-х годов не был реализован, сегодня хочется верить, что ни либералы, ни патриоты, ни коммунисты не хотели получить такую Россию, какой мы ее видим сегодня. Разве есть идеология, которая выступает за коррупцию? Или тех, кто хотят, чтобы в городе были чистые тротуары, можно отнести к либералам, коммунистам или националистам? В те «лихие 90-е» мы видели, что жулики, проходимцы и приспособленцы прекрасно уживались и договаривались друг с другом, а порядочные люди были разобщены своими идеологиями.

Сегодня наше общество стоит перед задачей восстановления максимальной эффективности государства во всех сферах жизнедеятельности и жизнеобеспечения. Принимаемые законы должны соблюдаться, принятые решения реализовываться, жизнь и права человека должны быть защищены, а молодежь - видеть перспективу. Нынешняя система государственного управления справляется с этими задачами, скажем откровенно, плохо, поэтому не имеет перспектив развития, т.к. заточена до сих пор в большей степени на экономику ренты.

Задача построения современного эффективного государства не относится к области очередных «-измов». Считаю, что сегодня, в текущих политических реалиях, нужно исходить из того, что российское государство уже есть и нужно лишь определить приоритеты государственного развития, в рамках которых строить что-то прочное и долговечное. В истории России ХХ века попытки реализации того или иного «-изма» на руинах предыдущего государства приводила либо к диктатуре, либо к установлению олигархии.

 

Ильдар Резяпов,

Председатель Партии ветеранов России

 

Контактная информация для журналистов:

Центральный аппарат Партии

Тел.: +7(910)009-0427,

+7(915)105-5201

e-mail: vpvr@veteransrussian.ru

www.veteransrussian.ru

 

268 просмотров


Ближайшие праздники и памятные дни России

Друзья, подпишитесь на Вестник ветеранов России и присылайте свои новости, новости вашего региона и Партии

Друзья, присылайте региональные новости Партии ветеранов на новостной портал TOPNews

Рассылки Subscribe.Ru
Вестник Ветерана России
Подписаться письмом