Наболевшее

Видеоматериалы


НАШИ СОЮЗНИКИ

Союз казаков-воинов России и Зарубежья


ФОНД СОЦИАЛЬНОЙ ПОДДЕРЖКИ ИНВАЛИДОВ, ВЕТЕРАНОВ И УЧАСТНИКОВ ВОЙН


ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО



КАКАЯ ШКОЛА НУЖНА РОССИИ В XXI ВЕКЕ? БУДУЩЕЕ НАШИХ ДЕТЕЙ ЗАВИСИТ ОТ НАС! ОБРАЩЕНИЕ К ПРЕЗИДЕНТУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ВЛАДИМИРУ ПУТИНУ! (ОБЯЗАТЕЛЬНО К ПРОЧТЕНИЮ).

Программа «Образование 2030» была презентована еще 10 лет назад, на первом этапе, как форсайт «Детство 2030», и уже тогда вызвала жесткую критику различных отечественных родительских организаций. Казалось, что тогда продвижение этих идей удалось остановить, однако сегодня они получили новое дыхание благодаря председателю правления Сбербанка России Герману Грефу.

Посадить детей перед монитором компьютера и лишить их школы – значит лишить наших детей возможности приобретать социальные навыки, а это один из шагов к атомизации общества. Атомизация общества - это распад социальных связей, социальное разобщение, социальная изоляция индивидов друг от друга в масштабах целого общества. Она выражается в снижении доверия между людьми, утрате способностей к коллективному решению проблем и коллективному взаимодействию. Иными словами – это превращение российского многонационального народа в безликую человеческую массу, не способную ни к какой самоорганизации. Массу, которой легко манипулировать и управлять - в послушное стадо, подчиняющееся внешним сигналам, посылаемым через современные средства коммуникаций.

Некоторое время назад с обличительной позицией против тотальной цифровизации российского образования выступил известный кинорежиссер, Народный артист РСФСР, полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством», председатель Союза кинематографистов России, трижды лауреат Государственной премии Российской Федерации, автор и ведущий программы «Бесогон» Никита Михалков, который подвергся массированной критике со стороны либерально настроенных журналистов, телеведущих и экспертов. 

*        *        *

Английское слово «форсайт», которое в переводе означает «взгляд в будущее», наши либералы взяли у американских военных и транснациональных гигантов, якобы эта «социально-экономическая технология» позволяет добиваться больших успехов на современном этапе развития общества. Ранее, во время Холодной войны, «Технологический форсайт» (Technology Foresight) применялся в США в области оборонных исследований и национальной безопасности и в практическом плане был направлен, в первую очередь, против СССР.

Данная технология прогнозирования впервые увидела свет в конце 50-х годов прошлого века в оборонном секторе США, а так же в работах RAND CORPORATION. Последняя стала разработчиком ряда принципиальных инструментов технологического прогнозирования. Масштабное применение методов прогнозирования проводилось в 60-х годах ХХ века в военно-морском флоте и военно-воздушных силах США. Форсайт позволял, во-первых – военным, во-вторых – научным организациям достигать успеха в военно-политическом противостоянии с СССР.

Позже, после развала СССР, в условиях, когда глобальный мир становился всё более сложным, отраслевые лидеры, такие как Shell, Boeing, General Electric, Samsung, IBM, Microsoft, Huawai и многие другие транснациональные корпорации открыли собственные форсайт-подразделения, которые стали использовать данную технологию для того, чтобы конструировать желаемое будущее и управлять осознанным движением к нему. В Европейском Союзе была принята в марте 2000 года, так называемая, Лиссабонская стратегия, в которой в «благожелательной» форме высказано предложение всем странам ЕС шире использовать этот инновационный инструмент.

Что касается американской транснациональной ИТ-корпорации Cisco, являющейся мировым лидером в области сетевых технологий, то она работает на рынке СНГ с 1995 года, а летом 2009 года совместно с информационно-аналитическим центром департамента образования Москвы подписала меморандум о совместных мероприятиях в целях поддержки новаторства и образования в столичном регионе. Документ определил сотрудничество в области подготовки и переподготовки кадров, повышения квалификации учителей, открытия локальных сетевых академий Cisco в учебных заведениях Москвы и многое другое. При этом важно отметить, что активность Cisco в России совпала с приходом на пост специального помощника американского президента Барака Обамы по вопросам национальной безопасности и директора отдела России и Евразии при Совете национальной безопасности США Майкла Макфола - известного специалиста по «цветным революциям» и главного создателя подрывных структур в России. Эти сетевые структуры создавались под видом «перезагрузки», представленной как метод «сотрудничества, приносящего пользу безопасности и благополучию США», а в реальности обеспечивающего подчинение Российской Федерации американским стратегическим интересам.

Термин «форсайт» впервые громко зазвучал в российском информационном поле в 2010 году, когда был презентован скандально известный форсайт «Детство 2030», который вызвал шок и жесточайшее отторжение отечественной общественности. Сами идеи этого форсайта были изложены во время выставки «Экспо-2010» в Китае, затем на родительском форуме в Москве, тогда же данный проект предложила к обсуждению Общественная палата РФ. В ходе развернувшейся общественной дискуссии родительское сообщество сошлось во мнении, что данная программа меняет все традиционные российские представления о семье и образовании, чего, собственно, идеологи инноваций и не скрывают, а сам Герман Греф говорил, что не считает советскую школу эталоном, и что он мечтает «убить экзамены». Что же собой представлял этот продукт, было ясно из «дорожной карты» – схемы развития детства в России до 2030 года на сайте проекта detstvo2030.ru, и после всех указанных выше острых обсуждений сайт прекратил свое существование. Зато приблизительно в тот же период появился форсайт «Образование 2030».

Стратегическая форсайт-сессия в области образования «Образование 2030» прошла 17-19 октября 2010 года в пансионате "Бекасово-СПА" в рамках EduCamp 2010. Форсайт «Образование 2030» разрабатывался группой «Метавер - образование будущего», а в дальнейшем его продвижением стала заниматься Автономная некоммерческая организация «Агентство Стратегических Инициатив» (АСИ), созданная в 2011 году, и на работу в которую, на должность директора направления «Молодые профессионалы» пришел Дмитрий Песков, бывший руководитель группы «Метавер».

Цитата с сайта группы «Метавер», все страницы которого в настоящий момент по непонятным причинам удалены, но сохранились в архиве интернета web.archive.org: «В традиционных «больших» форсайтах участвуют тысячи экспертов, а их разработка занимает несколько лет. Метавер создал собственную разновидность форсайтов – методику Rapid Foresight (RF), позволяющую получать сопоставимые по точности прогнозы за гораздо более короткий срок и без многомиллионного бюджета. В качестве примера – фрагмент результатов форсайта «Образование 2030», проведенного нами на баркемпе Educamp 2010».

29 декабря 2013 года на площадке «Точка кипения» Агентства стратегических инициатив (АСИ) в Москве состоялась первая открытая лекция из цикла «13 лекций о будущем». Директор направления «Молодые профессионалы» АСИ Дмитрий Песков рассказал о результатах трехлетней работы над глобальным проектом «Форсайт образования - 2030». Соответствующая XXI веку, по мнению авторов, программа «Образование 2030» анонсирует «смерть форматов», где онлайн-платформы должны позволить учителю работать с ребенком индивидуально; «учитель-репродуктор» больше не нужен; дипломы об окончании учебного заведения – это лишнее; где можно обойтись без авторских учебников и наконец, где к 2035 году должны уйти в прошлое и сама общеобразовательная школа и письменный текст в виде книги или статьи, как доминирующей формы знания.

Главное, что, согласно этому проекту, должен исчезнуть «живой» учитель, как наставник, и его заменит некий «искусственный интеллект».

Цитата из видеозаписи лекции, Дмитрий Песков: «В этом месте важно уточнить наше рабочее понятие форсайта. Форсайт - это процесс выработки позиции по отношению к будущему, процесс, в котором ключевые стейкхолдеры (примечание: stakeholder; буквально, «владелец доли» - получатель процента), которые способны на будущее влиять, договариваются по его поводу...

Первые версии форсайта «Образование 2030» и гипотезы, обозначенные там с 2010 года, верифицировались зарубежными экспертами. Например, Эстер Дайсон (примечание: американская предпринимательница, инвестор в области ИТ-технологий, писательница и публицистка, общественный деятель, член совета директоров Яндекса, основатель организации Hiccup) и компанией Cisco (примечание: - американская транснациональная корпорация, мировой лидер в области сетевых технологий, предназначенных для Интернета) и другие».

Получается, что одним из главных бенефициаров модернизации образования в России выступает американская транснациональная корпорация по развитию Интернета - Cisco. Так стоит ли удивляться, что в последствие у группы «Молодые профессионалы» под руководством Дмитрия Пескова в АСИ на первом месте окажется продвижение дистанционного онлайн-образования - MOOC (Massive Open Online Course). 25 февраля 2014 года в США группа Д.Пескова встречалась с руководством образовательного проекта «Университет для миллиарда» в Массачусетском технологическом университете. По признаниям самого Дмитрия Пескова, ныне специального представителя Президента Российской Федерации по вопросам цифрового и технологического развития, на своей странице в Фейсбуке - «данный проект является самой сильной угрозой образовательному суверенитету России».

Если ознакомиться с методикой форсайтов, проводимых Агентством Стратегических Инициатив, то можно обнаружить, что базовой сущностью построения форсайта являются тренды. «Начальные» тренды фиксируют «отправную точку» форсайта, а развитие этих трендов (и производных явлений) на карте времени задает процесс наполнения форсайта. Остальные объекты вносятся на карту только относительно трендов, как кульминация трендов или как «ответ на вызов». Объекты, не связанные ни с одним трендом, на карте появляться не должны. В итоге получается, что именно глобальные западные тренды фактически предопределяют результаты российских форсайтов в АСИ.

Цитата: «В качестве примера – фрагмент результатов форсайта «Образование 2030», проведенного нами на баркемпе Educamp 2010. Полная «картина» рождалась на пересечении проекций пяти призм: глобальных трендов, школьного, вузовского и поствузовского образования, NBIC (нано-био-инфо-когнитивных технологий). Приведем основные тренды и события в образовании через одну из них – призму NBIC.»

То есть авторы форсайта «Образование 2030» наложили глобальные тренды и NBIC (ключевое понятие современного трансгуманизма) на российское образование и получили то, что хотели получить. Например, следующий тренд на карте форсайта «Образование 2030»: «Think Globally, act Locally. Обучение глобальным ценностям: занятия детей разных стран по надпредметным навыкам: толерантность, развитие межкультурных компетенций, внимания к вопросам глобального развития с раннего возраста».

Эта программа по развитию российского образования, претендующая на взгляд в будущий 2030 год, сводится не только к продвижению дистанционного образования, форсайт – это, по мнению его идеологов, высшая точка глобальных трендов - толерантности, развития компетенций, появления генетического паспорта на каждого ребенка.

Цитата из «дорожной карты» форсайта «Образование 2030»: «Генетический паспорт ученика. Индивидуальные рекомендации по стилю обучения и направлению деятельности в зависимости от генотипа учащегося.»

*        *        *

По просьбе Германа Грефа в рамках форсайта «Образование 2030» были подготовлены «универсальные компетенции» от экспертов Высшей школы экономики (ВШЭ) – необходимый минимум для «человека будущего». Фундаментальные знания, предметы и дисциплины заменяются «новой грамотностью», которая делится на «базовую инструментальную грамотность» и «базовые современные специальные знания и умения», то есть был составлен перечень необходимых знаний и «компетенций» для создания «человека одной кнопки» или «человека одной мышки». Для гражданина Российской Федерации в 2030 году, по мнению авторов, будет вполне достаточно:

- читать и писать (способность воспринимать и создавать информацию в различных текстовых и визуальных форматах, в том числе в цифровой среде);

- считать (способность применять математические инструменты, аргументацию, моделирование в повседневной жизни, в том числе в цифровой среде);

- программировать (способность воспринимать и создавать информацию на формальных языках программирования).

Дополнительные модули - гражданская грамотность; навыки финансового поведения (финансовая грамотность); базовые навыки использования правовых норм (правовая грамотность); экологическая грамотность; научная, технологическая грамотность; грамотность в области здоровья.

Всему этому можно научиться исключительно в онлайн режиме обучения, а такие сложные предметы, где важна непосредственная роль учителя, преподавать вовсе не стоит. Нет упоминания о биологии, химии, физике, астрономии, геометрии, не говоря уже об истории, литературе, философии, мировой художественной культуре.

Таким образом, получается, что форсайт «Образование 2030», в том виде, в котором он продвигается Агентством Стратегических Инициатив и Сбербанком России - это вовсе не технология прогнозирования будущего, а технология навязывания сценариев будущего, в которых, прежде всего, заинтересован коллективный Запад и в первую очередь США.

В начале марта 2020 года председатель правления Сбербанка России Герман Греф вошёл в состав Координационный совет при Министерстве просвещения РФ по развитию российского образования и де-факто возглавил его. Также в начале марта этого года Г.Греф доложил Президенту России Владимиру Путину о создании своей платформы SberCloud (ООО «Облачные технологии» – облачная платформа Группы Сбербанк). Этот проект является совместным с мэром Москвы Сергеем Собяниным, а удобным временем для «обкатки» этой формы обучения стала эпидемия коронавируса COVID-19 в России.

В этой связи стоит вспомнить, как в 2017 году Герман Греф в корпоративном «Университете Сбербанка» проводил встречу в многотысячном зале с учителями и разъяснял, что все, что они делали до сих пор, это «угрюмый, пропахший нафталином тоталитаризм и вообще «вчерашний день», сегодня необходимо не прививать людям знания, а развивать навыки». Согласно этому, человек – это такая болванка-заготовка, которая сама себя растачивает, встраивается в какой-то механизм в зависимости от потребностей экономики. То есть человек не должен быть всесторонне развитым, не должен иметь фундаментальное образование, а должен уметь подстраиваться под запросы рынка, для этого должен обладать каким-то базовым количеством навыков, главный из которых – это навык подстраиваться. Учителя российских средних школ его слушали молча, буквально в гробовой тишине.

При этом, естественно, «искусственный интеллект» сам по себе как технология, так же как сама по себе любая другая технология, например, генетика или ядерный синтез, не является, в своей сути враждебной человечеству, важно другое - кто и как будет внедрять научные открытия и технологические инновации и главное - для чего. В ситуации с форсайтом «Образование 2030» складывается впечатление, что данный проект привлекает не тех людей, которые заботятся о будущем образования в нашей стране, а тех, кто хочет из него извлекать исключительно собственную выгоду.

Многих в стране удивляет, почему именно председатель правления Сбербанка России Герман Греф так заботится о современной школе. Здесь стоит учитывать одно важное обстоятельство: образование и во всем мире, и в нашей стране в частности, в условиях, когда все остальные отрасли экономики всё больше погружаются в системный кризис, является одним из самых надежных, стабильных и прибыльных направлений для финансовых вложений - ведь нормальные люди всегда будут хотеть иметь детей и всегда будут хотеть дать им достойное образование. Герман Греф, как человек, который ассоциирует себя с современными цифровыми технологиями, поскольку его сфера интереса – это банкинг, финансы, которые сегодня неразрывно связаны с ИТ-технологиями, хотел бы и на этом рынке доминировать. Российское образование всё больше становится тем направлением социально-экономического развития нашего государства, к которому проявляется повышенное внимание со стороны банков.

Сегодня, в условиях продолжающейся эпидемии коронавируса COVID-19, к глубочайшему сожалению, после пусть не вполне удачного, но объективно вынужденного применения дистанционных образовательных технологий, вмешательство непрофессионалов в образование становится всё больше и больше. Вмешательство непрофессионалов, а тем более бизнесменов с их коммерческим интересом и, как следствие, торжествующий непрофессионализм, если говорить серьёзно на эту тему, вообще крайне опасны для национальной безопасности в нашем Отечестве.

Всё то, что мы привыкли называть национальным суверенитетом, независимостью России, её геополитическая роль и величие создается инженерно-техническим и научным оборонным потенциалом, основы знаний для которого закладываются ещё в школе и вот это всё, что называется «на голубом глазу», Герман Греф и ему подобные объявляют «пустым» и ненужным пережитком «тоталитарного и ужасного» прошлого. Когда говорят «кадры решают всё», то, к сожалению, слова Иосифа Сталина, которые он сказал во время своей знаменитой речи еще в 1933/1934 учебном году на новогоднем балу в честь выпускников военных академий, приводят не полностью, а звучат они так:

«Техника без людей, овладевших техникой, мертва. Техника во главе с людьми, овладевшими техникой, может и должна дать чудеса. Если бы на наших первоклассных заводах и фабриках, в наших колхозах и совхозах, в нашей Красной Армии имелось достаточное количество кадров, способных оседлать эту технику, страна наша получила бы эффекта втрое и вчетверо больше, чем она теперь имеет. Вот почему упор должен быть сделан теперь на людях, на кадрах, на работниках, овладевших техникой. Вот почему старый лозунг «техника решает все», являющийся отражением уже пройденного периода, когда у нас был голод в области техники, должен быть теперь заменен новым лозунгом, лозунгом о том, что «кадры решают всё».

Именно средняя школа во времена СССР за последующие 60 лет дала стране огромное количество выдающихся ученых, конструкторов, разработчиков новой техники, в том числе в области военно-промышленного комплекса, программистов мирового класса и так далее.

*        *        *

Истоки борьбы с российским образованиям коренятся в опыте 20-х годов ХХ столетия, когда в условиях «разрушения старого царского режима» в нашей стране стал осуществляться троцкистский вариант коренной революционной ломки традиционной школы в целях создания «нового человека». Никаких особо оригинальных идей изначально у советских «реформаторов» школы 20-х годов не было, всё «советское передовое» заимствовалось из «передовых буржуазных наук» - педологии, евгеники, психоанализа, тестирования интеллекта. Человек при этом рассматривался как элемент производственного процесса, как машина или механизм, который оценивается с точки зрении его эффективности. Личностное начало отошло на второй план либо вообще игнорировалось. Как говорил известный советский и партийный деятель той эпохи Николай Бухарин, все силы надо устремлять на то, чтобы «в кратчайший срок произвести определённое количество живых рабочих, квалифицированных, специально вышколенных машин, которые можно было бы сейчас завести и пустить в общий оборот».

Было провозглашено создание «трудовой школы», цель работы которой состояла не в обучении, а в «решении проблем, выдвигаемых жизнью» - какое созвучие исторических эпох.

Началось широкое экспериментаторство, борьба с «авторитарной» дореволюционной педагогикой, в результате которой были отменены оценки и экзамены, задания и уроки на дом, вводилось самоуправление учащихся и много другое. Педологи рассматривали наследственность в качестве решающего фактора успешности обучения и воспитания, поэтому началось широкое применение методов селекции учащихся с помощью психологического тестирования, на основе которого жёстко определялась дальнейшая профессиональная судьба ребёнка. В итоге педология фактически превратилась в евгенику и стала открыто внедрять кастовую систему неравенства, вплоть до отмены бесплатных обедов и завтраков, при которой столовые стали доступны только детям обеспеченных родителей.

В это же время подобная система селекции учащихся начинает внедряться в Великобритании, где детей в 11 лет по результатам тестирования интеллекта распределяли в школы для одарённых или для обычных детей, для которых путь к высшему образованию оказывался закрыт. Научным основанием этой евгенической системы послужили намеренно сфальсифицированные результаты исследований интеллекта однояйцовых и разнояйцовых близнецов классика британской психологии Сирила Берта, из которых следовало, что интеллект однояйцовых близнецов мало меняется в различных условиях воспитания и образования, то есть IQ («коэффициент интеллекта») задан генетически. В те же годы в США и Европе принимаются законы о расовой чистоте, вводится принудительная стерилизации «дефективных».

Подлог вскрылся позже, в 70-е годы ушедшего столетия, уже после смерти сэра Сирила Берта. В Европе последней, в 1976 году, принудительную стерилизацию больных и метисов отменила «социалистическая» Швеция. Тогда же там стали применять и первый в мире опыт сексуального просвещения, направленный на достижение «свободного полового развития» детей.

В СССР эти разрушительные эксперименты по «выведению нового человека» остановила только реформа начала 30-х годов, осуществлённая непосредственно по инициативе Иосифа Сталина, который, возглавив Отдел школ ЦК ВКП (б), настоял на возвращении к дореволюционной русской классической школе.

Реставрация осуществлялась решительно и быстро, и благодаря сочетанию социальных достижений с традициями русской гимназии удалось создать уникальную советскую общеобразовательную школу, обеспечивавшую каждому высокий уровень образования. Удивительно, но определяющую роль в формировании этой школы сыграла та работа, которая была проведена в тяжёлые военные годы, а именно в 1943—1944 годах. Именно тогда была создана Академия педагогических наук, которая суммировала и систематизировала всё лучшее, что было в отечественном образовании и что отвечало потребностям национального развития.

Коренным недостатком в знаниях учащихся был назван формализм, а главной государственной задачей, поставленной перед учителями и управленцами, было повышение качества преподавания и воспитания. Принятые тогда решения и реализованная на их основе обширная программа определили работу в сфере просвещения на многие годы вперёд и стали основой формирования фундаментального качественного образования послевоенных лет, обеспечившего мощный скачок в развитии советской науки и техники в 50-е годы и лидирующие позиции нашей страны в ключевых сферах научно-технического прогресса.

Однако уже в 60-х годах начинается постепенное возвращение к прежнему экспериментаторству, приведшее к реформам 70-х годов, коснувшимся в первую очередь физико-математического школьного образования. Главным тут стали отмена стабильных учебников, формализация, повышение абстрактности, перегрузка и прочее. Изменения эти осуществлялись постепенно, маленькими шагами, но негативные результаты дали о себе знать очень быстро и, хотя учителя сопротивлялись этим инновациям, их настойчиво продолжали внедрять. С началом же горбачёвской «перестройки» реформирование образования стало реализовываться в полную силу.

При этом «дружба» с Западом была настолько откровенной, что тогдашний министр образования РСФСР и в последующем первый министр постсоветской России Эдуард Днепров в своей книге даже не скрывал, что их задача состояла в том, чтобы «превратить внешний фактор в активный действенный механизм внутреннего реформирования российского образования».

Действительно, внешний фактор сыграл в этом решающую роль. Речь идёт о конфиденциальных докладах Всемирного банка 1994−1995 и 1999 годов, в которых вся система обучения в России должна была быть радикально перестроена под потребности «непланового рынка и открытого общества». Здесь необходимо подчеркнуть, что в них специально указывалось на необходимость ликвидации педагогических вузов, которые продолжали сохранять преемственность русского классического педагогического наследия.

Далее вводится Федеральный государственный образовательный стандарт (ФГОС), разрушивший единое образовательное пространство и утвердивший принцип вариативности. Если раньше требования к качеству и содержанию образованию были чётко прописаны и обеспечивали высокий общий уровень знаний и грамотности для каждого учащегося страны, то теперь это было исключено. ФГОСы сформулированы настолько обще, что позволяют внедрять любые методики и технологии.

Затем у нас вводится Единый государственный экзамен (ЕГЭ), который выхолостил смысловую часть образования и формализовал весь процесс обучения, превратив его в натаскивание на экзаменационные тесты. Одновременно Россия присоединяется к Болонскому процессу, в результате чего началась трансформация высшей школы под потребности глобального рынка труда и, наконец, происходит коммерциализация сферы образования, которую превращают в рынок образовательных услуг.

Реформирование распространялось на все уровни образования в определённой последовательности: сначала на среднюю школу, затем на высшую и, наконец, на дошкольное воспитание. Причём предварительно «дошкольное воспитание» заменили термином «дошкольное образование», включили этот уровень в качестве начального звена в общую систему и в 2013 году приняли для него первый федеральный образовательный стандарт. Показательно, что там прописан один пункт, который почему-то ни у кого не вызывает ни вопросов, ни удивления - в нём говорится, что ребёнок дошкольного возраста «становится активным в выборе содержания своего образования, становится субъектом образования» и это в возрасте с двух месяцев до 7 лет.

Невольно вспоминается установка главного инноватора и экспериментатора, научного руководителя Института проблем образовательной политики «Эврика» Александра Адамского, что «каждый человек имеет право на такое образование, которое, в конце концов, обеспечит ему способность вырабатывать собственный моральный кодекс». Действительно, речь идёт о том, что под видом реализации интересов и желаний ребёнка можно проводить различные психологические эксперименты, что и осуществляется в широком масштабе в наших дошкольных учреждениях.

Сегодня перестройка системы образования переходит к завершающему этапу, и власть открыто взяла курс на цифровое обучение, ярким воплощением которого стала Московская электронная школа (МЭШ), служащая, в свою очередь, основой для Российской электронной школы (РЭШ), означающей использование планшетов, смартфонов, связанных по Wi-Fi с интерактивными досками, электронными учебниками и электронными библиотеками с обучающими компьютерными играми и прочее.

Естественно, что это всё вписывается в мировую программу создания глобального «цифрового общества», частью которой является российская программа цифровизации школы, разработанная по инициативе всё того же Всемирного банка. Концептуальной основой цифровой школы является всё тот же форсайт-проект «Образование 2030», который, несмотря на то, что о нём написано немало критических статей, так и не стал предметом специального исследования научных педагогических коллективов и широкого обсуждения родительской общественности. А ведь именно этот форсайт-проект реализуется сегодня Министерством просвещения и Министерством высшего образования и науки Российской Федерации. Если прочитать рабочий паспорт национального проекта «Образование», принятого в сентябре 2018 года Советом по стратегическому планированию при Президенте России, то увидим, что он воспроизводит ключевые положения форсайта «Образование 2030». Получается так, что самый главный стратегический документ остаётся неизвестным для широкой общественности, хотя в нём прописаны конечные цели и задачи перестройки всего российского образования.

Источник финансирования: Смешанный

Бюджет: 784 500 000 000 руб.

Год начала: 2019

Год окончания: 2024

Статус проекта: Реализуется

Паспорт проекта утверждён: 24 декабря 2018 года.

Ознакомиться можно по ссылке: https://strategy24.ru/rf/education/projects/natsionalnyy-proekt-obrazovanie

*        *        *

Современный среднестатистический российский школьник на шесть часов больше сидит у компьютера, чем его американский сверстник. При этом эксперты считают, что ребёнок, сидящий за компьютером два раза в неделю, даёт значительно больше результатов, чем тот, который сидит чаще. В качестве примера можно привести тот же Китай, где очень строго ограничено время работы с экраном для детей.

Сегодня 45% школьников Москвы имеют сниженную остроту зрения, а у 10% учащихся наблюдаются изменения характера зрения, такие результаты дал первичный скрининг, проведенный в рамках Федеральной программы по мониторингу и профилактике ухудшения зрения у школьников. Организаторами тестирования выступили Волонтерский центр Российского национального исследовательского медицинского университета им. Н.И.Пирогова и Всероссийское общественное движение «Волонтеры-медики».

В исследовании участвовали школьники двух общеобразовательных учреждений Москвы – всего более тысячи учеников с 1-ого по 11-й класс. Тестирование проводилось с помощью компьютерного комплекса «КПА-01-Зрение», который позволяет быстро получить объективные данные. Полученные результаты показали, что, уже начиная с 4-5 класса, показатели остроты зрения у детей резко снижаются, в том числе отмечается увеличение процента детей со значимой разницей остроты зрения между глазами.

Зачастую ни родители, ни сами учащиеся не интересуются состоянием зрения, а когда проблема появляется, находят её решение в ближайшей оптике. Люди бессознательно используют, все то, чем одарила их природа, а когда здоровье иссякает, оплачивают заместительный ресурс и живут дальше, но очкам, линзам и хирургии не обмануть мозг, они лишь создают иллюзию улучшения. Проведение мониторинга зрения школьников показывает насущную необходимость разработки национального проекта по сохранению зрения, чтобы будущие поколения российских граждан имели счастье видеть мир собственными глазами.

Цифровизация российской школы - это эксперимент с неизвестными последствиями на фоне того, что в реальности вред от использования ноутбуков, мобильников, айфонов, беспроводной связи и прочих ИТ-технологий для физического и психического здоровья детей хорошо изучен. Об этом говорят многочисленные исследования и экспертные заключения российских и зарубежных учёных.

В первую очередь речь идёт о вредном влиянии электромагнитных низкочастотных и радиочастотных излучений на здоровье детей, вплоть до провоцирования опасных заболеваний. Так, например, в мае 2011 года была обнародована информация Международного агентства по изучению рака (IARC) при Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), в которой говорилось, что радиочастотные электромагнитные поля, образующиеся при пользовании беспроводным телефоном, могут быть канцерогенными для людей и повышают риск возникновения злокачественных новообразований головного мозга.

Возьмём французский закон 2015 года «Об осторожности, прозрачности, информировании и договорённости по вопросам воздействия электромагнитных волн», который стал первым такого рода правовым актом в мире, утвердившим принципы предосторожности в отношении потенциальной опасности радиочастот. Он регламентирует воздействие на общественность электромагнитного излучения базовых станций, мобильных телефонов, планшетных компьютеров и беспроводной связи. Закон, в частности, запретил беспроводной интернет в учреждениях по уходу за детьми до 3-х лет (в яслях и детских садах), хотя в первоначальном варианте запрет касался всех детских учреждений, но под давлением ИT-бизнеса это положение не прошло. Однако в последнее время в десятках библиотек и в университетах Парижа стали отключать или демонтировать все сети беспроводного подключения, запрещены они и в ряде французских государственных учреждений. Сегодня жёсткие ограничения на беспроводные технологии вводят у себя и другие европейские страны.

Однако для авторов цифрового форсайта «Образование 2030» интересы бизнеса превыше всего, так что они просто игнорируют указанную информацию и делают всё, чтобы пресечь какие-либо попытки вывести эту тематику на уровень широкого общественного обсуждения.

Общероссийское общественное движение «ВЕТЕРАНЫ РОССИИ»  видит свою социальную задачу сегодня в том, чтобы сделать достоянием гласности уже имеющиеся результаты исследований о вредных последствиях использования новейших информационных технологий и создать такие условия, при которых российские учёные смогли бы открыто и честно, без оглядки на ангажированных политических деятелей, говорить о реальном положении дел в данной сфере. Ещё раз хотелось бы подчеркнуть, что ситуация уже настолько серьёзна, что любое промедление опасно для будущего российских детей.

Следующая характерная проблема «цифровой школы», которая вытекает из предыдущей, заключается в том, что, ликвидируя всё традиционное педагогическое наследие и систему передачи фундаментальных знаний непосредственно от учителя к ученику, она ведёт к страшной умственной и интеллектуальной деградации молодёжи и детей. Использование цифровых технологий в процессе обучения ведёт к негативным изменениям в развитии мозга и сознания, которым уже дали определение как «цифровое слабоумие» или «цифровая деменция». Этот диагноз означает нарушение когнитивных функций мозга и поражение отдельных его участков. Впервые это зафиксировали в Южной Корее, которая первой встала на путь цифровизации и в которой интернет-зависимость у лиц от 18 до 24 лет уже в четыре раза превышает зависимость от традиционных наркотиков - здесь уже работают специальные клиники, лечащие именно от этого недуга.

Исследованию «цифрового слабоумия» посвящена замечательная книга немецкого учёного, психиатра и нейрофизиолога, директора психиатрического госпиталя при университете в Ульме Манфреда Шпитцера «Антимозг. Цифровые технологии и мозг». Вывод автора таков, что действительно нигде ещё компьютерное обучение детей не привело к позитивным результатам, а, напротив, вызывает такие необратимые негативные последствия, которые превратили его в самую серьёзную и страшную проблему современности.

Замена физического исследования окружающей среды виртуальным изучением резко ограничивает возможности познания, ведёт к атрофии определённых участков мозга, потере когнитивных функций, утрате навыков мышлении и неспособности концентрировать внимание и не только запоминать, но и даже понимать прочитанное. Происходит задержка речевого развития, частичная утрата навыков письма, снижение качественных характеристик психофизиологического состояния, то есть налицо деградация умственных способностей подрастающего молодого поколения.

Погружение ребёнка в виртуальный мир ведёт к тому, что вместо полноценного нравственного и интеллектуального развития он получает примитивные навыки, привыкая просто тупо тыкать пальцем и получать нужную информацию. Его мозг не развивается, потому что он не перерабатывает самостоятельно информацию, полностью доверяя это компьютеру, который фактически его заменяет и превращается в его цифровую копию. Подрастающее поколение в перспективе станет всего лишь частью «матрицы», управляемой силой, которая контролирует цифровые и информационные потоки уже сейчас.

Всё чаще с компьютерным обучением связывают и растущий аутизм. В таких странах, как та же Южная Корея или США, он растёт особенно быстро: в Корее сегодня один аутист приходится на 38 человек, а в США - на 50. В целом во всём мире, по имеющимся данным и по прогнозам ВОЗ, если в 2012 году аутизмом страдал один из 88 человек, то к 2025 году аутистом может стать уже один из 30 новорожденных.

Ещё одна крайне опасная сторона «цифровой школы» в том, что она в силу использования новых методов обучения превращается в инструмент тотального погружения детей в интернет-пространство и контролировать это в полной мере родители уже не смогут. Между тем в интернете, в социальных сетях дети оказываются под воздействием опасных групп, которые с помощью продвинутых психотехник и нейролингвистического программирования (особенно на базе так называемых «экспериментальных педагогических площадок») осуществляют тоталитарное воздействие на личность. Будучи заимствованными из методик оккультных движений, они замещают образование тренингами, зомбированием, программированием и кодированием, что делает молодёжь уязвимой для воздействия и психологической вербовки со стороны различного рода экстремистских сообществ и сект как российского, так и зарубежного происхождения.

Расширение влияния указанных сообществ оказывается возможным именно в силу изменения сознания детей из-за растущей интернет-зависимости. Тут всё взаимосвязано, с одной стороны, информационные технологии ведут к «цифровому слабоумию», а с другой - именно в силу «цифрового слабоумия» дети оказываются всё более зависимыми от смартфонов и гаджетов. Многие учёные уже открыто называют смартфоны и айпады цифровым наркотиком. Как пишет, например, известный американский нарколог Николас Кардарас, недавние исследования сканов мозга показали, что эти технологии влияют на лобную долю коры головного мозга так же, как кокаин (эти зоны, напомним, отвечают за внимание, вознаграждение, кратковременную память). Из-за этого западные учёные называют  современные электронные гаджеты «электронным кокаином», а китайские - «цифровым героином». Таким образом, с помощью электронного дистанционного обучения российских родителей фактически обязывают сажать своих детей на цифровую наркотическую иглу.

Наконец, если оценивать «цифровую школу» не только как «образовательный», но и как социально-политический проект, то важнейшей характеристикой её является то, что она представляет собой механизм создания кастового общества с жёсткой системой контроля и селекции. Это такой продвинутый, высокотехнологичный, цифровой вариант педологии, при котором определять судьбу ребёнка будет уже искусственный интеллект на основе новейших «достижений» нейронаук и генетики, приобретающей уже все признаки евгеники.

Именно для этого готовится радикальное изменение системы оценки в обучении, при котором вводится индивидуальный цифровой «профиль компетенций» или «цифровое портфолио» ребёнка, уже цинично названное «электронным досье» или «электронным следом», в котором вся информация о нём будет отслежена и сохранена в базе данных для определения его будущего. Для этого готовится и отмена ЕГЭ и экзаменов в целом, вместо которых хотят ввести систему рейтингов. Речь идёт о «персонализированных образовательных траекториях в открытых коллективах» (ПОТОК) и «распределённом оценивании в системе талантов» (РОСТ), в которых учитываются все знания, навыки, каждое достижение, удачи и неудачи ребёнка не только в школе, но и в кружках, секциях, технопарках и т.п.

Участие в различных проектах, дополнительных курсах и кружках, которые будут учитываться системами РОСТ и ПОТОК, доступны только обеспеченным и богатым. Также не будут продвигаться в рейтинге те, кто не проявляет показной активности, конформизма и абсолютной бездумной покорности администрации, что, безусловно, будет отражено в «электронном следе».

Тестировать ребёнка, изучающего тот или иной материал, будет искусственный интеллект, который встраивается в цифровые учебники. По результатам тестов ребёнка отнесут к той или иной группе и учебник будет подгружать ему именно те задания, которых ему не хватает. Также, исходя из психических особенностей и типа интеллекта ребёнка, искусственный интеллект будет либо его понукать, либо «расширять кругозор». Трудно даже представить к каким страшным последствиям для развития психики ребёнка это приведёт. Это и нарушение социализации, и разрыв живой связи «ученик-учитель» (вспомним основоположника научной педагоги в России Константина Ушинского - «личность формирует личность»), и примитивизация всего учебного процесса, главной целью которого становится формирование человека «одной кнопки», натасканного на узкие навыки и встроенного в систему электронного управления им.

Ключевая идея авторов форсайта «Образование 2030» заключается в том, что обучение представляет собой некое педагогическое производство, превращающее ребёнка в «человеческий капитал», формирование которого осуществляется в соответствии с ранним отбором по четырём категориям-кастам: промышленный пролетариат, сельскохозяйственный рабочий, обслуживающий персонал и креативный класс. Ребёнок автоматически заносится в определённый класс, не имея возможности переходить в другие категории. Всё на потребу транснациональному бизнесу.

Анализ как самого форсайт-проекта «Образование 2030», так и многочисленных выступлений его авторов свидетельствует о том, что речь идёт о формировании жёсткого кастового обучения, в результате которого российское общество будет разделено на людей «одной кнопки», которые будут только пользоваться готовыми сервисами, и на талантливых (креативных) людей, за которыми будут охотиться «людиардеры» - бизнесмены, чьи капиталы находятся в пакетах владения людьми, то есть которые владеют командами лучших специалистов. Фактически это модель современного узаконенного рабовладения.

«Прогресс» авторы цифровизации российской школы связывают с созданием нового виртуального типа человека, духовный и интеллектуальный мир которого определяется как «продукт» или «капитал». Для них человек - это просто набор функций, которые представляют интерес исключительно с точки зрения их товарной ценности, а наибольшую ценность представляют компетенции, позволяющие делать новый бизнес, новые рынки и, соответственно, большие деньги. Ставка при этом делается на новые технологии мышления, на психотехники, низводящие человека до уровня примитивного нейрораба, поведение которого подстраивается под жёсткие требования глобального рынка. Концепция личности как продукта, как товара, убивает в человеке его духовное начало и, будучи абсолютно несовместимой с традиционной системой ценностей российской культуры, требует полного от неё отказа.

Общероссийское общественное движение «ВЕТЕРАНЫ РОССИИ» считает, что главной задачей сегодня является требование вынести проект «цифровизации» российской школы, как и вопрос о будущем отечественного образования в целом на широкое обсуждение общественности, начиная с родительских комитетов и управляющих советов образовательных учреждений, и создать необходимые условия для мобилизации учёных, педагогов, управленцев, способных восстановить и совершенствовать классическое, системное, фундаментальное отечественное образование, готовящее творцов, а не услужливых интернет-рабов.

*        *        *

Что мы видим сегодня в российской школе за последние три десятилетия - фактический отказ от воспитательной роли школьного учителя, выпадение воспитательных компонентов из литературы и истории, «справочное» толерантное «Обществознание», полную формальность «классных руководителей», разобщённость в образовательном процессе и преподавателей, и детей, и родителей.

В нашей системе образования ныне огромное количество случайных людей, а вся она построена на том, что если ты не выполняешь задания вышестоящего начальства - часто совершенно бессмысленного, то можешь лишиться должности. За всем этим проглядывает отношение к учителю, как к слуге, который обязан выполнять всё, что захочет левая нога новоявленных «комиссаров» от образования. Чиновники, таким образом, придумывают себе работу, а преподаватели в школах должны заниматься бесконечными отчётами перед ними вместо предметной педагогической деятельности.

Директора школ ориентированы не на создание образовательной среды, а на предоставление «образовательных услуг». Если «клиенты» не возмущаются громко их качеством и не «голосуют ногами», идёт правильная отчётность наверх, по свистку от вышестоящего начальства внедряются «образовательные новации», значит, эта школа на хорошем счету.

Подлинное образование - это целостная система, и никакие отдельные добавляемые или убираемые предметы её не исправят. Система обязана быть сбалансирована и выверена: школьник должен получать единый комплекс духовно-нравственных ценностей, единый образ знаний, а чтобы она не превращалась в антисистему, идейное наполнение и методика подачи материала на разных уроках не должны противоречить друг другу.

Сложившуюся ситуацию в отечественном образовании ни сменой министров, ни их замов или ещё каких-то отдельных людей не исправить - нужно менять всю парадигму российского образования, ориентированного на англо-американские образцы - явно не лучшие, да и при том откровенно устаревшие. Место нынешних ложных целей и ценностей должно занять формирование всесторонне развитого человека - развитого интеллектуально, эстетически и духовно-нравственно, патриота и гражданина. Причём последняя категория приоритетна и напрямую связана с воспитательными задачами школы, которые нужно возродить в полной мере.

Вполне очевидно. Что научно-технический прогресс не остановить и нужно внедрять современные информационные технологии в образовательный процесс, но будущее за теми странами, которые будут обладать самым высоким интеллектом, не искусственным, а естественным! А он вырастает только на основе духовности и нравственности, которые должны начать закладываться в раннем детстве.

Цитата, Николай Патрушев, секретарь Совета Безопасности Российской Федерации, «Нужны ли России «универсальные» ценности?», 17 июня 2020 года: «Новые западные ценности превратились в навязывание миру чуждого мировосприятия. Идеологи Запада ставят целые страны и народы перед выбором - либо вы принимаете «универсальные ценности», либо ваши ценности будут неправильными, аморальными.

Таким образом, любые попытки стандартизировать российские или иные ценности под официально принятые «универсальные» являются проявлением социокультурной агрессии, направленной на разрушение традиционных систем ценностей в том или ином государстве.

В условиях цифровизации современного общества, на фоне деградации системы международных отношений и международной безопасности коллективный Запад стремится внедрить неолиберальные догмы в сознание российских граждан и наших соотечественников по всему миру, атакуя не только традиционные российские духовно-нравственные ценности, но и истинные, действительно общие для человечества ценности, подрывая устои государств.»

Общероссийское общественное движение «ВЕТЕРАНЫ РОССИИ» официально обратилось к Президенту Российской Федерации Владимиру Путину с предложением взять вопрос «цифровизации» российского школьного образования под его личный контроль и развернуть при его непосредственной поддержке широкое общественное обсуждение о будущем отечественного образования – какая школа нужна России в XXI веке.

 

Напомним ранее, Общероссийское общественное движение «ВЕТЕРАНЫ РОССИИ» потребовало привлечь к ответственности Главного редактора «Московского Комсомольца» Павла Гусева за его высказывания в адрес российского многонационального народа

https://veteransrussian.ru/msk/novosti-partii/obshherossijskoe-obshhestvennoe-dvizhenie-veterany-rossii-trebuet-privlech-k-otvetstvennosti-glavnogo-redaktora-moskovskogo-komsomolca-pavla-guseva-za-ego-vyskazyvaniya-v-adres-rossijskogo-mnogonacionalnogo-naroda.html

 

 

Сопредседатель

Общероссийского общественного движения «ВЕТЕРАНЫ РОССИИ»

Ильдар Резяпов

 

Исполнительный директор

Общероссийского общественного движения «ВЕТЕРАНЫ РОССИИ»

Вадим Мироненко

 

 

Контактная информация для журналистов:

Центральный аппарат

Общероссийского общественного движения «ВЕТЕРАНЫ РОССИИ»

 

Тел.: +7 (910) 009-0427;

+7(916) 594-5724,

+7(915) 105-5201,

e-mail: vpvr@veteransrussian.ru

Сайт: www.veteransrussian.ru

365 просмотров


Ближайшие праздники и памятные дни России

Друзья, подпишитесь на Вестник ветеранов России и присылайте свои новости, новости вашего региона и Партии

Друзья, присылайте региональные новости Партии ветеранов на новостной портал TOPNews

Рассылки Subscribe.Ru
Вестник Ветерана России
Подписаться письмом